Финский шоппинг и аквапарк

В субботу нам нужно было съездить в Финляндию, чтобы Вика откатала свежую визу перед не-финской поездкой. Обычно в таких случаях мы выезжаем как можно раньше (а вставать рано мы любим и умеем, так как жаворонки оба), чтобы быть на час впереди тех, кто выезжает как можно раньше из Петербурга.

Но Андрей вписался в местную общественную деятельность и после традиционного завтрака оладушками со сгущёнкой и черникой, к 10 утра пошёл на собрание жителей с УК “Кивеннапа” обсуждать станцию водоочистки, остановки ОТ и лавочки (дело Варламова и Каца живёт). Первая половина дня ушла на такие важные вопросы, как вывоз мусора по расписанию и пропускной режим посёлка. А затем мы тронулись в путь в плотной группе неудачников “выспались и не спеша поехали”. Хотя мегафоновская камера показывала отсутствие очереди перед Брусничным, внутри таможенного пункта всё было битком и, как обычно, ни черта не понятно какая полоса куда едет. Потеряли часа полтора.

Гордей, как потерявший свидетельство о рождении в последней поездке, остался без визы и, как следствие, был оставлен дома.
Мы заметели, что с каждым следующим визитом всё больше скатываемся к быдло-русским шоппинг-туристам, уезжая всё на меньшее расстояние от границы. Надо эту тенденцию срочно исправлять. В первые разы мы ещё планировали какую-то культурную программу, гуляли по городам, а в этот раз поставили антирекорд и доехали до первого “кладбища гипермаркетов” в 20 минутах от границы, набили багажник норвежским лососем, французским сыром, детским питанием и фрикадельками и немедленно тронулись обратно.

Поэтому фотографии есть только с парковки.



Вика в белом и серебристом напоминает мне героев из будущего в научной фантастике.

По дороге обратно снова потеряли ещё полтора часа в таможенно-пограничных очередях. Очень надеемся, что то, что строят сейчас на финской стороне — это много терминалов, где не надо выходить из машины. То, что с нашей стороны уровень организации пропуска останется таким, как будто его делала заведующая детским садом c 40-летним стажем, сомнений, к сожалению, нет. Теория массового обслуживания? Нет, не слышали. А зачем?

А вечером к нам приехали друзья настолько клёвые, что мы не сделали за вечер ни единой фотографии! Такое с нами кажется, впервые. Поэтому будем надеяться, что это был не сон и они приедут ещё раз, а пока отчитаемся фотографией сделанной в другое время, но вполне отражающей настроение.


В воскресенье мы, призвав на помощь бабушку, решили сводить всех детей в аквапарк. Это оказалось невероятно тяжело, потому что, когда количество взрослых равно количеству детей, нужна постоянная концентрация внимания. А уж когда взрослых меньше… В общем, вдвоем бы мы точно не справились со всеми. С одной стороны хорошо, что большая часть детей водоплавающая и в нарукавниках они вполне самостоятельны. С другой, это приводит к тому, что они разбегаются как тараканы тритоны и лезут куда угодно без страха.

Отдельно своей невозмутимостью нас поразил Эван, который умудрился даже немного поспать среди шума, визгов и брызг, под боком у мамы на шезлонге. Для плавания ему выдали такой специальный воротник, который застёгивается плотно вокруг шеи и держит голову над водой, он в нём выглядел очень мимимило. Часа четыре мы купались, переодически отогревая замёрзших плавцов в джакузи и саунах, катались с горок, качались на волнах. Там, кстати, очень интересная детская площадка, много всего интерактивного: всякие краны и брандсбойты. Когда заметили, что Эрнест безвольно висит на нарукавниках, напоминая медузу в прибое, стало понятно, что надо выходить: устали все, и дети и взрослые, но положительных эмоций всё равно море.

Наши московские друзья Маша, Андрей и Тёма снова были в Спб и в этот планировали доехать до нас, но без авто добираться неудобно, а желаемую машину в прокат быстро не найти. В качестве альтернативы позвали их в аквапарк за компанию, но пообщаться нормально не получилось: всё внимание было приковано к детям, да и много говорить в шумной и влажной атмосфере сложновато.

В аквапарке, кстати, запрещено фотографировать, поэтому у нас нет оттуда ни одной фотографии. Вот это полное расстройство. Там отличный свет, можно было бы наснимать офигенных кадров. Например про то, как Кира отнимала у аниматора фрисби или про Гордея, который все 4 с лишним часа непрерывно катался с горок.

Из аквапарка мы переползли в азиатский ресторан. Толпа такая, что за один стол с Машей&Co мы не поместились.

Тут Эван прячется за Кирой. Нам очень сложно даются фото с полным комплектом детей.

Уставшие младенцы.


И голодные!



Вечером сил хватило только на то, чтобы рассортировать ~30 комплектов учебников для музыкальной школы, закупленных на неделе в издательстве (участие в родительском комитете — больше никогда!) и на посещение шиномонтажа. У нас по утрам уже ноль, о ужас! Отбалансировали зимние колеса, теперь готовы ко всему.

Главный итог выходных — совместное фото. Спасибо бабушке!

Пост нежности к северу

Когда мы выбирали, где покупать дом, нам хватило одной поездки на юг Ленинградской области, чтобы понять, что жить мы будем на севере. Южные поля и просторы совсем не тронули нас. А вот озёра, сосновые леса, каменные породы, пушистый мох и извилистые грунтовые дороги…

Чем ближе к Финляднии и Карелии, тем больше захватывает дух. Особенно осенью.
Не будем много писать, просто покажем фотографии снятые за последние несколько дней, максимум в 15 минутах езды от нашего дома.





Untitled







Здесь зона рискованного земледелия, но в Подмосковье, где я жила раньше, грибы и ягоды ходят “искать”, а здесь — собирать. Каждый раз, выходя на крыльцо, проезжая по дороге, сидя на пляже или прогуливаясь по лесу, мы радуемся нашему выбору: бесконечным летним дням и почти полярной зимней ночи, солнечным часам и дождливым неделям, когда дождь стучит по крыше, ярким краскам осени и по-настоящему белому снегу.

Пляж, лес и волшебная поляна

Моя ненависть ко всяким бюрократическим процедурам столь глубока, что даже писать о подробностях противно. Утро субботы ушло на посещение рощинского МРЭО, где нам за 20 минут выдали новое свидетельство о регистрации (предыдущее было получено две фамилии назад) и отказались выдать новые права, т.к. медицинская справка из СПб для области не подходит. Надо тащиться в местные наркологический и психо-неврологический диспансеры. Пережив мою истерику с битьем головой о стену МРЭО, мы поехали восстанавливать нервы в кафе “Старая дача”, которое присмотрели на Бегущем городе Зеленогорске.


Пока Эрнест и Эмилия загорают с мамой у моря, мы тоже гуляем на северных пляжах.






Рябины в этом году как-то особенно много. Остановились на обратном пути чтобы сделать пару кадров.


На подъезде к Кивеннапе у шлагбаума заприметила своего бывшего коллегу Андрея с женой. Оказывается, он тоже выбирает жилье за городом. Пригласили их заглянуть в дом.

Пока нас не было, Гордей покосил газон. Поделали еще всяких домашних дел, покормили младшего…

… и поехали в лес. Гордей с Эваном уснули в машине. Оставили их досыпать, а сами гуляли неподалеку.





Ребенок поел черники:

А вот и улов. Это так мы сходили за грибами.

Потом мы двинулись дальше по дороге на некие Поляны, на которые везде висят указатели, но которые никто так и не смог найти, и приехали в Горьковское. Находим нужную дачу, стоящую фасадом на центральную улицу, проходим через сад насквозь… и оказываемся на волшебной поляне.

Где все носят шляпы.


Играют дети.


Все без исключения усаты.




И делают селфи.

Происходит всеобщее веселье.

Разобрать отчего веселье было непросто, но мы поняли, что всё потому что М + Н равно чему-то большому.

Гости тискают ми-ми-Эвана.

У вас ус отклеился!

Вероятно, самую зажигательную часть вечеринки мы пропустили, как только начало смеркаться мы повезли утомлённых детей домой, они почти сразу уснули.