Гордей рассказывает о нашем походе в пещеру (21.05.2016)

Сегодня я расскажу о нашем походе в пещеру. Сначала мы вереницей машин приехали захолустную деревушку (с бетонными построениями). Мы вышли из машин и свернули в какой-то дворик, через некоторое время блуждания по дворам, мы вышли на просёлочную дорогу. Пройдя по дороге пол километра мы увидели забор. Мы свернули в труднопроходимую, подозрительную, заросшую тропинку чтобы не заходить в частный двор. Я шёл вторым и тут услышал вскрик моей мамы, она сказала что чуть не наступила на змею. Я её увидел и попросил маму сфотографировать змею, но так как мы шли плотной толпой, змея нас услышала и скрылась в кустах. Вскоре нам встретилась ещё одна змея, а потом еще. И мы смогли их сфотографировать.

К счастью нас окликнул местный житель, сказал что дальше по тропинке тупик и разрешил пройти по двору, мы вернулись и зашли во двор. Пройдя немного, мы увидели сужение и дальше местность похожую на первые сцены фильма “Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега”. Мы пошли дальше и больше змей не встретили зато встретили тупик из-за разлива реки.

Владимиру Коту (наш преподаватель) пришлось нас переправлять, закрепив веревку на дереве, которое росло на высоком отвесном берегу. Далее мы увидели как часть тропинки затопило и нам пришлось переходить по камням.

Мы увидели пещеру высотой метров десять-пятнадцать. Путь до неё состоял из гигантских камней. Я и Женя(мой одноклассник, старше меня на три месяца, но я выше его) сами пробирались к пещере, а детям помладше Владимир протянул канат и помогал им.


Мы немного прошли вглубь, вооружившись фонариками. Владимир сбегал вперёд и сказал что пора идти назад (мы шли в пещеру два с половиной часа и назад мы прошли другой дорогой, получилось быстрее).
На обратном пути мы устроили привал, ели пршут, огурцы и печенье.


Потом мы дошли до машин и уехали.

BootCamp 2016, Lovćen

Семикилометровая гонка с препятствиями, организованными черногорской армией? Мы не можем пропустить такое! Организаторы давали очень скупую и противоречивую информацию о соревновании, поэтому кроме того, что оно обещает быть интересным, непонятно было почти ничего. Трудно было определить в какие категории надо заявляться: бежать командой или индивидуально? В соревновательном забеге или в зачете любителей?

В итоге мы с друзьями выставили две команды (мужскую и женскую) и еще несколько индивидуальных бегунов.


Предстартовая разминка


И еще одна разминка от организаторов

Первыми стартовали команды. Обычно в соревнованиях по бегу достаточно важно не поддаться стартовой эйфории и не начать бежать слишком быстро в начале дистанции, чтобы не выдохнуться к середине. Мы, как опытные бегуны, старались придерживаться “своего” темпа, на котором тренировались. Однако на будущее нужно сделать вывод, что для соревнований с препятствиями это не совсем правильная тактика: очень много времени теряется в очереди перед препятствием, поэтому имеет смысл делать стартовый рывок, чтобы выбежать из основной толпы.

Схему дистанции организаторы не раскрывали, поэтому для нас некоторым сюрпризом оказалось, что со старта начинается довольно затяжной подъем. К концу подъема наши две команды прибежали еще более-менее вместе. Там нас ждало первое препятствие: двухметровый проволочный забор через который надо перелезть. Немного помогая друг-другу мы его одолели без особого труда, самой большой проблемой было то, что на него лезло слишком много бегунов одновременно, и они просто мешали друг другу. Это было немного похоже на зомби-апокалипсис.



Фото с дистанции от организаторов сореавнования

Между первым и вторым препятствием я потерял из виду всех, кроме коллеги по команде Сергея, ко второму мы прибежали вдвоем. На втором препятствии начиналась фирменная “жесть” свойственная таким соревнованиям: надо на спине ползти под низко натянутой колючей проволокой в луже жидкой грязи.


Первые же участники своими телами сгребли всю грязь к концу участка, поэтому сначала ты скребешь спиной сухую землю, а к концу погружаешься в жижу настолько, что только нос остается торчать. После препятствия секунд десять уходит на то, чтобы свыкнуться с тем, что теперь ты будешь вот такой вот грязный как минимум до финиша.

Бежим дальше, спины участников теперь выглядят совершенно одинаково. Главное — не касаться руками лица. Подъем в какой-то момент становится настолько крутым, что организаторы навешивают веревку. Взобравшись с Сергеем на “карниз” я могу посмотреть довольно далеко назад. Ни третьего участника нашей мужской команды, Антона, ни женской команды на горизонте не видно. Зачет команды идет по последнему участнику. Долго мучаюсь на тему подождать остальных, или посмотреть какой личный результат я могу показать на этой трассе, и решаю все же попытаться пробежать, потому что запас сил есть, бежать медленнее психологически очень тяжело.

Сергей ведет себя более достойно и дожидается остальных участников, а я выхожу на ровный темп и убегаю вперед. Дальше идет череда препятствий: труба, покрышки, стена из покрышек.

Самый яркий момент всей гонки для меня: когда старая австрийская дорога внезапно поворачивает из леса на гребень холма и перед участниками открывается захватывающая панорама Боки которской. Низкие облака плывут со мной на одной высоте, делая панораму еще интереснее.

Когда пробегаешь этот поворот, дыхание сбивается в прямом смысле. У участников нет при себе телефонов (так как они погибли бы на грязе-водных препятствиях), что дарит определенную свободу: любоваться и впитывать красоту только своими глазами.

Дальше дистанция идет вдоль по склону холма без особых подъемов и спусков — это для меня очень удобно, долго бежать с ровным темпом мне проще, чем то рвать в горку, то спринтовать на спуске. Начинаются препятствия на силу: таскание мешков с балластом в горку, гладкая стена, горизонтальная лесенка, снова ползти по грязи, но на этот раз по-пластунски.

Проволока, к слову, натянута не по-военному высоко, поэтому ползти легко, можно немного отрывать корпус от земли. После этого препятствия участники становятся равномерно грязными с обеих сторон и дальше можно ни о чем вообще не беспокоиться.

Вокруг меня образуется вакуум, я бегу практически все время один (что, кстати, заставило меня немного понервничать на преодолении стены: из-за отсутствия сил для рывка мне только со второго раза удалось зацепиться за верхнюю грань, а помочь было некому). Только одна команда физически крепких парней то обгоняет меня, то отстаёт. Сил у них больше, но они явно не тренировали бег и не могут держать темп: то бегут быстро, то переходят на шаг.

Последнее силовое препятствие: наклонная стена по которой надо “взлететь”, потрясающая панорама скрывается из виду, мы поворачиваем к финишу.

Через некоторое время нам встречается “купель” — небольшой бассейн, который, впрочем, совершенно не помогает избавиться от грязи, а сразу за ней мы выходим на ту же дорожку, по которой стартовали.

Это позволяет точно оценить расстояние до финиша и начать финишный рывок. Единственная команда в поле моего зрения, всё-таки вырывается вперед на спуске. Возвращаемся вниз к стартовой поляне, перемахиваем через изгородь и вот он, финишный коридор по диагонали через поле.

Процедура финиша достаточно любопытная: надо залезть по канату на три метра вверх и позвонить в колокольчик, висящий на рампе.

Все, финиш, падаю на траву и меня начинает мучить совесть за брошенную команду.

Меньше чем через 10 минут из-за изгороди появляются наши девушки, они явно в лидерах женского зачета! Сразу за ними Антон и Сергей из моей команды. У каната мгновенно образуется толпа, помогаем всем участниками подняться на ослабевших руках до заветного колокола.

По итогу: девушки занимают второе место, отстав от первого на какие-то секунды, в мужском зачете мы шестые из десяти команд, уступаем командам полицейских и военных академий.



Для того, чтобы отмыть участников на финише соревнования, подогнали целую пожарную машину. Хорошо хоть мыли не из брандспойта.

Едим ланч и намечаем следующую цель наших тренировок: триатлон!

Хроники Подгорицы

21-го мая исполнилось 10 лет с момента последней декларации независимости Черногории (после выхода из союза с Сербией), а всего их за долгую историю этого маленького государства, неудачно расположенного в точке пресечения большого количества геополитических интересов, было немало.


В честь этого хочется рассказать о Черногории много хорошего. Мы, к сожалению, почти совсем не интегрированы в черногорское общество и, скорее всего, никогда не будем. Но мы начали более-менее держаться в курсе местных новостей, можем парой фраз перекинуться с кассиром, или сносно понять, чего от нас хотят доктора или чиновники. Черногорцы невероятно приветливые и дружелюбные люди. Абсолютно неагрессивные, что является, пожалуй самым ярким отличием от их северных славянских братьев. С проявлением того, что можно было бы счесть хотя бы хамством, нам пришлось столкнуться всего лишь раз за этот год (один (!) раз (!) за год (!)). А вот проявлений поразительного радушия и искреннего желания помочь абсолютно незнакомым людям, в наших воспоминаниях скопилось уже масса. И нет, мы живем не в маленькой горной деревне, мы живем в столице с напряженным движением и местами даже многоэтажной застройкой. На улице ты чувствуешь себя в абсолютной безопасности в любое время дня и ночи, даже в дни народных волнений и футбольных матчей, кем бы ты ни был. В нашем районе по улицам до полуночи бегают маленькие дети, ходят девушки во фривольных нарядах и всё тихо-мирно, никто ни к кому не пристает. В России подобная атмосфера была только внутри нашего маленького закрытого поселка (как ты там, наш оранжевый городок? мы даже немного скучаем).

Мы ходили заниматься в местную танцевальную студию, ездили с местным велоклубом, записали Андрея в каякский клуб, поступали Гордея в музыкальную школу, а Киру в государственный детский сад, начали учиться в местной автошколе, в конце концов, играем в Ingress на стороне Черногорцев. И нигде к нам не относились в духе “чего пришли, языка не знаете, ничего не знаете, что с вами делать”. Во всех случаях нам помогали, терпели наш “слабый” черногорский, по возможности находили и приставляли к нам кого-то англоговорящего для простоты, но в любом случае однозначно принимали в свое общество.

Чтобы передать местный колорит, расскажем о двух последних локальных новостях.
Первая грустная: мальчик Огнен, страдавший аутизмом, незаметно от родителей смог уйти из дома. Его искал весь город: в первые дни в точке, где собирались волонтеры, было больше людей, чем на любом митинге или празднике. Местный аэроклуб летал кругами на маленькой высоте над городом, кажется, всеми своими летными единицами, горожане прочесывали парки и пустыри. Каякский клуб, в котором состоит Андрей, несколько дней подряд прочесывал реку вниз по течению. К сожалению, эта история не имеет счастливого финала, но вспоминая, например, Лизу-алерт, остается только порадоваться степени консолидации общества в случае необходимости. Исчезновение чьего-то ребенка для нас — рядовое событие хроники, для них — повестка для для всей опщтины (территориальная единица Черногории) на много дней. А ведь это и должно быть большим событием… этим меньшие сообщества определенно лучше больших.

Вторая новость тоже не веселая, но скорее позитивная: камеры засняли, как два подростка постарше обижали подростка-цыгана. Кажется тоже, проходной совершенно эпизод: сколько таких записей на ютьюбе, миллионы их. Однако, это маленькая Черногория: через два дня выходит новость о том, что хулиганов опознали и поймали. При том, что соседство с цыганами (а у Подгорицы есть цыганский пригород) — то еще удовольствие, и поведение их в столице очень сильно оставляет желать лучшего, подобная зрелость черногорского общества, выражающаяся во внутреннем сопротивлении ксенофобии, нас поразила. Ну и их способность расследовать и раскрыть все, даже самые маленькие истории — очень приятно удивляет.

Но в целом тут всё тихо и мирно. Вся политическая активность ограничивается маленьким кварталом в центре, около которого периодически перекрывают дорожное движение. Никто никогда не проявлял к нам нежелательного внимания или назойливости, ты можешь делать всё, что угодно — окружающие будут тебя вежливо игнорировать. При этом стоит только попросить о любой помощи — все немедленно подорвутся и будут помогать.
Еще тут очень любят детей. Киру, пришедшую в сад, обнимают и целуют оба воспитателя, на прощание тоже все обнимаются. На улице, в кафе, в магазинах непременно кто-нибудь потреплет рыжие кудряшки. Эван сам всем “дает пять” и приветливо улыбается.
На побережье всё немного иначе — туристический угар не может не влиять на местное население и их отношение к приезжим. Но Подгорица, на наш взгляд, сохраняет милые черты небольшого сообщества, являясь, между тем, столицей.